Разбор фильма Малыш на драйве/Детальный разбор погони

Это «Малыш на драйве» — новый фильм Эдгара Райта! И сегодня мы детально разберем открывающую сцену этого невероятного, музыкального и безбашенного комедийного боевика.

Эдгар Райт с первых секунд погружает зрителя в мир музыки и невероятного экшена. Всё начинается с безумно крутой гонки и знакомства с главными героями. Почти 6 минут настоящего драйва, без экспозиции и диалогов. Сцена состоит из короткого пролога и погони. Разделим ее на две части.

Сперва поговорим о том, как Эдгар Райт вводит зрителя в картину, а затем разберём сцену погони. Любой уважающий себя режиссер тщательно выбирает аудиовизуальные средства для первых кадров. И Эдгар Райт не исключение. Еще до появления картинки, мы слышим… высокочастотный звук, растворяющийся в музыке. Позже зритель поймет, что страсть малыша к музыке обусловлена тиннитусом — постоянным звоном в ушах, который у него еще с детства. Но сейчас всё только начинается. Музыка здесь играет главную роль, ведь развитие сюжета в фильме завязано целиком и полностью на музыке. И это подтверждается тем, что с первых секунд мы слышим только звук, а чуть позже появляется картинка.

Первые три плана быстро и ненавязчиво вводят нас в мир главного героя. Мы видим машины, банк и надпись… ммм, да это же Атланта! Далее в кадре появляется красная субару малыша, забирая все внимание на себя, ведь она — важный элемент во всей сцене. Догадливый зритель знает, что сейчас произойдет… конечно же, ребята приехали грабить банк.

Затем в кадре появляется айпод малыша, лишний раз подтверждая, что саундтрек является неотъемлимой составляющей фильма. Мы слышим то, что слышит малыш и это неспороста. Следующим планом Эдгар Райт подчеркнет то, насколько важна музыка, звучащая в фильме.

Наконец, крупным планом в кадре появляется наш главный герой — малыш. Он нажмёт на плэй и всё, что будет происходить… пойдет в ритм с музыкой. Как банда выходит из машины и хлопает дверьми, открывают и закрывают багажник, идут к банку. Даже звуки проезжающих мимо машин, биканье и пиканье на улице — всё синхронизировано с музыкой. Таким образом, уже с первых секунд зритель угадывает основную стилистику картины.

На 48-ой секунде ребята надевают маски, и если вы до сих пор ничего не поняли, то сейчас всё уже вполне очевидно. Вот еще один важный момент. События развиваются и действие перемещается в банк. Здесь Райт использует широкоугольную оптику и усиливая перспективу, разделяет малыша и банду, оставляя нас наедине с малышом.

Такой ход не только определяет малыша, как центральную фигуру во всей это истории, но и визуально отделяет его от криминального мира. Позже малыш скажет, что хочет завязать с криминалом. И это заставит зрителей симпатизировать ему еще больше. Чтобы усилить симпатию, Райт показывает всю непосредственность главного героя.

Малыш дурачится как ребенок, поёт и подыгрывает в ритм звучащей песне. Он — профессиональный гонщик, но ведет себя как скучающий чайник. Эдгар Райт тут же напоминает нам, что это всего лишь иллюзия. Проезжающая мимо полицейская машина возвращает малыша к реальности. Он бросает свой взгляд на банк, замечает выстрелы… напоминающие и зрителям и ему самому о том, в какое дерьмо он вляпался. Зритель еще не знает, но в этом как раз и кроется суть внутреннего конфликта главного героя. Малыша беспокоит связь с криминальным миром. Акцентируя момент, Райт показывает нам малыша самым крупным планом, чтобы зритель успел заметить едва уловимую эмоцию на лице малыша и понять насколько важен для него этот момент.

МАЛЫШ НА ДРАЙВЕ: Детальный разбор погони - первые 6 минут / Разбор фильма Малыш на драйве

Вторая часть сцены — это погоня, смонтированная из 164 планов, сменяющих друг друга за 3 минуты и 5 секунд, со средней длиной кадра в одну 1,19 секунды.

Финал сцены снят одним кадром в 23 секунды.

Во время погони самый длиный план 6 секунд, а самый короткий длится всего 4 кадра, что составляет 1/6 секунды.

Быстрый лихорадочный монтаж Райта, здесь вполне оправдан, а погоня представляет собой не что иное, как своеобразный танец под динамичную музыку, с четко поставленой хореографией. Короткие и длинные планы сменяют друг друга под драйвовый саундтрек и это отлично работает, ведь музыка у Райта на первых ролях. Железные танцоры, которым уж точно ничего не мешает, ведут себя дерзко и четко следуют за музыкой. Все действия разыгрываются как по нотам.

Абстрагируйтесь от саундизайна, и обратите внимание как же органично здесь вписана музыка. Музыка у Райта не просто задает настроение. Музыка подчиняет себе действие, управляя всем происходящим на экране. Даже при такой постановке глазу есть за что зацепиться. Ну а незначительные детали можно заметить при повторных просмотрах. У Эдгара Райта чувство действия преобладает над реальным действием в кадре. Вот как сейчас, когда мы не видели, как автомобиль резко выехал на встречную полосу, но потом поняли, что произошло, глядя на пассажиров, которых повело в сторону. А через 7 секунд, мы не увидим каким образом автомобиль развернулся на 180 градусов. но проскакивает кадр, где малыш дергает «ручник», пассажиров снова ведёт в сторону, и мы чувствуем, что это был виртуозный разворот.

По итогу, малыш с бандой в машине появляется всего лишь в 59 планах. В то время как сами машины мы видим на 78 планах. Соотношение не в пользу персонажей. Тем не менее Райту удается сделать акцент на происходящем как внутри автомобиля, так и за его пределами. Зритель не просто наблюдает за происходящим — он вовлечен в действие, как бы оказываясь за рулем красной субару. Сориентироваться порой просто нереально, и не понятно куда все несутся, но это нисколько не портит впечатление. 52 плана красной субару малыша и 30 планов самого малыш в кадре. Вся сцена выстроена вокруг двух важных деталей, малыш и его красная субару .

Полиция оказывается далеко позади, появляясь всего в 25 планах. Зато проблесковые маячки копов частенько мелькают в кадре, напоминая малышу об опасности. Или отражаются в заденем стекле напоминая нам, что копы все еще на хвосте. Но Райт почти не уделяет этому внимания. Куда важнее малыш за рулем и поведение подельников. Джон Хэмм в роли Бадди. Так Райт постепенно знакомит нас с основными действующими лицами. А вот в кадре появляется Грифф в исполнении Джона Бернтала и настроен он весьма недружелюбно.

Но все основное внимание в этой сцене приковано к малышу, его машине, и водительскому мастерству, стальным нервам и предельной концентрации. Мы видим не просто крутой стиль вождения, мы видим все, что он делает, как он крутит руль и нажимает на педали. Мы видим как малыш с бешеной скоростью принимает решения. Он всегда знает, что делает и куда в определенный момент нужно свернуть. Банде удается уйти от погони, ведь за рулем профессиональный уличный гонщик — малыш Майлз .

Машина малыша кружит по центру Атланты, в разных направлениях, дрифтуя и нарезая километры в безумном, но красивом танце. Динамика происходящего зашкаливает. Хореография впечатляет. Крайне динамичная сцена погони цепляет с первых секунд фильма. Она задает ритм и погружает зрителя в происходящее. И в этом, весь Эдгар Райт.

Источник статьи:

Проверьте свои знания о кино: