Режиссер триллера «Зверь»: «Прототип моей героини — кит-убийца»

В прокат вышел «Зверь» Майкла Пирса — британский дебют, о котором все говорят (и не только в Британии — фильм участвовал в программе Торонто и вызвал восторг у критиков). Это страшная история из жизни маленького острова близ британских берегов. Выросшая под опекой строгой матери девушка Молл (Джесси Бакли из сериала «Табу») влюбляется в Паскаля, бунтаря, браконьера и потомка викингов. Вскоре оказывается, что парня подозревают в серийных убийствах девочек.

КиноПоиск поговорил с режиссером о том, каково это — жить на крохотном острове, что изменилось в сценарии с приходом Бакли и, неожиданно, о Тарковском и Антониони.

«Зверь»

«Зверь»

— Я знаю, что вы тоже выросли на маленьком острове. До какой степени ваш фильм основан на ваших личных впечатлениях и воспоминаниях об островных нравах и атмосфере маленького сообщества?

— Более того, я вырос именно на том острове, что снят в фильме — острове Джерси. Я там жил, пока не поступил в университет. Задумывая фильм, я обратился к детским воспоминаниям и впечатлениям, приятным и не очень. Когда ты ребенок, жить на острове все равно, что в сказке. Но став подростком, я начал задыхаться, чувствовал себя, словно в ловушке. Я интересовался кино, литературой, музыкой, искусством, а на маленьком острове не так много возможностей удовлетворить эти интересы. Поэтому история, которую я рассказываю, в некотором смысле — история побега из тюрьмы. Молодая женщина оказалась пленницей острова, своего дома, своей семьи. Здесь я выразил и свои чувства.

— Расскажите, как вы искали актрису на главную роль. Много ли привнесла в фильм Джесси Бакли?

— Прослушивания заняли уйму времени. И у Джесси Бакли было четыре или пять проб. На самом деле «Зверь» — в меньшей степени жанровое кино, и в большей степени кино актерское. Зритель должен разделить эмоциональный путь Молл — главной героини. Поэтому мы тщательно выбирали актеров. Для Джесси это оказалось первой главной ролью в полнометражном фильме.

Джесси — очень естественный, живой человек, остро реагирующий на внешние обстоятельства. Мне стало интересно, какой она могла бы стать, если бы провела юность в иных обстоятельствах. Сначала ее героиня точно немая, омертвевшая, но со временем она все более оживает. Это сложный персонаж, который разрывается между влюбленностью и чувством долга по отношению к семье, которая ее подавляет. А в конце концов, она собирается духом и принимает страшное решение. Без Джесси этот образ был бы невозможен: у нее редкий дар мгновенного перехода в другое состояние, сразу от нуля до ста баллов по эмоциональной шкале.

Джесси Бакли в фильме «Зверь»

Джесси Бакли в фильме «Зверь»

— В начале фильма героиня за кадром сравнивает саму себя с касаткой — и улыбка Джесси, правда, похожа на оскал этого хищного кита. Признайтесь, этот образ вы ввели в сценарий уже после кастинга?

— Касатку придумала Джесси. Еще на пробах, как прототип, ориентир для своего персонажа. Она играла кита-убийцу, который сходит с ума, оказавшись в тихой гавани без возможности выплыть в океан. Я об этом вспомнил, перерабатывая сценарий. Эту метафору можно читать по-разному. Касатка выступает в цирке — и Молл выступает перед туристами, но касатка может и выйти из-под контроля. Это дикое животное, но его можно и приручить.

— Может ли маленький остров со своей иерархией и обычаями быть метафорой острова «большого», то есть, Великобритании? Здесь своя иерархия, традиции, недоверие к чужакам.

— Я не думал об этом специально во время съемок, но подозреваю, что многие готовы увидеть соответствующие мотивы в моей истории. Особенно после «брекзита».

Людям свойственно, чуть что идет не так, искать паршивую овцу в стаде, козла отпущения. Это в природе человека. Чужак — лучшая кандидатура на эту роль, поэтому в сегодняшние кризисные времена мы виним мигрантов, от которых хотим отгородиться. Точно так же в моем фильме тяжелые времена переживает маленький остров — здесь появился маньяк, который убивает детей. Не задумываясь, козлом отпущения объявляют португальского фермера. Так что параллели очевидны, но это не сознательная пародия или сатира. В конце концов, остров как символ издавна заключает в себе эти интерпретации: это и романтическое, и мрачное место.

«Зверь»

«Зверь»

— Можно ли сказать, что чужак тут не только португалец, но и Паскаль — один из главных героев и главных подозреваемых? Он не вписывается в «приличное общество», но причисляет себя к норманнской аристократии. И он, и героиня грезят викингами, Норвегией, куда можно сбежать.

— И да, и нет. Здесь я просто обращаюсь к специфике Джерси. Честно сказать, не думал, что кто-то это заметит, но для себя я старался как можно точнее воспроизвести фактуру места. Джерси подвластен британской короне, но исторически автономен от Великобритании. Раньше он был частью Нормандского герцогства во Франции, и поныне большинство жителей имеют французские корни. Как известно, норманны, французские завоеватели Англии, были, собственно, викингами — подобно тому, как викинги были первыми правителями Руси. Так что скорее уж Паскаль — исторический житель этих мест, наследник старой Европы. Он аутсайдер по мнению общества, но с точки зрения его, коренного островитянина, аутсайдеры это остальные.

— Вы упоминали Андрея Тарковского как одного из режиссеров, повлиявших на фильм. Что вы имели в виду: опять же чувство тревоги в изоляции на острове, как в «Жертвоприношении», или что-то другое?

— На самом деле, я не думал именно о «Жертвоприношении», хотя очень люблю этот фильм. Скорее дело в отношении к пейзажу. Тарковский и Антониони — те режиссеры, которые учили меня этому. Пейзаж в моем фильме не просто фон для происходящего, он обладает собственной субъектностью. Помните книгу Тарковского, «Запечатленное время»? Он пишет, если вы снимаете пейзаж, имеющий для вас определенное значение, это чувство значимости природы передается аудитории.

Продюсер предлагал мне снять островную натуру где-нибудь в другом месте, на большой земле: на Джерси выходило долго и дорого. Но я настоял на том, что мы должны снимать конкретные пейзажи моего детства. Поскольку они много значат для меня, они создадут нужную атмосферу в картине. Нельзя снимать просто «что угодно».

«Зверь»

«Зверь»

— Отучившись в киношколе, вы не пошли по легкому пути, отказались работать на телевидении или становиться ассистентом режиссера. Первый полный метр был для вас игрой ва-банк?

— Да, я годами снимал короткометражки, пока не осознал, что дорос до большого кино. Я посвятил всего себя подготовке к первой картине. Решил, «все или ничего». Работать ассистентом режиссера — это не слишком творческая профессия. А я хотел быть автором, хотел рассказать свою историю. К тому же, не хотелось тратить время зря: если распылятся, работать на чужих проектах, то ничего сам и не сделаешь— съемки отнимают очень много ресурсов.

— Что будете делать дальше? Говорят, найти финансирование для второго фильма в Великобритании гораздо сложнее, чем для дебюта.

— Да, считается, что второй фильм создавать тяжелее всего — и даже не из-за денег — из-за высоких ожиданий, твоих ожиданий и зрителя, из-за нехватки идей. Во всяком случае, я больше не буду писать сценарий в одиночестве, это слишком утомительно. Для меня снимать весело, писать — скучно.

Есть пара идей, и в обоих случаях надо снимать в США. Первый сценарий должен быть про Нью-Йорк. Героиня — женщина, которая устроилась модератором контента в сети. Это будет психологический триллер. Другой замысел уже о Среднем Западе США. Одинокий мужчина похищает двоих детей и прячется с ними в ожидании нашествия инопланетян.

Хоть я и не живу в Штатах, полагаю, что получить там деньги хотя бы на один из этих проектов будет проще — бюджет фильмов сравнительно небольшой. Надеюсь, следующий фильм будет закончен уже через год.

Проверьте свои знания о кино: