«Антология города-призрака»: Воскрешение мертвецов в умирающем городе

Фильм канадца Дени Коте — самая странная и необъяснимая картина конкурсной программы, помесь третьего сезона «Твин Пикс» и сериала «На зов скорби».

Маленький городок в Квебеке переживает первую за много лет смерть горожанина: юноша Симон разбился на зимней дороге, то ли не справившись с управлением, то ли покончив с собой. Все двадцать (или около того) обитателей местечка горько скорбят, но внезапно начинается такое, что уже не до траура. Повсюду посреди сугробов появляются чужаки, неподвижно и безмолвно стоящие как живые статуи. По полям бегают и резвятся странные карлики в зловещих масках. Иногда пришельцы входят в дома, страшно скрипя половицами. Кто-то похож на закопченных чертей из «Твин Пикс». Кто-то — на персонажей французского сериала «На зов скорби». Симон — среди них. Вскоре выясняется, что это восставшие мертвецы, пришедшие туда, где когда-то жили.

Больше тут в общем ничего нет, кроме серой («Антология города-призрака» снята на обесцвеченную 16-миллиметровую пленку) повседневности, домашне-семейной и безысходной одновременно. Маленькое комьюнити посреди пустоты. Свист ветра.

«Антология города-призрака»

«Антология города-призрака»

«Антология города-призрака»

«Антология города-призрака»

А персонажи документальных работ Коте всегда немного похожи на экспонаты кунсткамеры: звери в зоопарке, социально безнадежный пролетариат, бодибилдеры, заботящиеся о красоте своей кожи... Кастинг у Коте тоже всегда странный: непонятные, то ли уродливые, то ли красивые лица (например, у него играл Дени Лаван того самого Бога). Да и сам он очень необычный и веселый человек. Татуированный от шеи до кистей, не имеющий формального образования, научившийся кино в Синематеке, а потом работавший критиком (и уволенный за излишнюю любовь к артхаусу). Коте никогда не проводит пробы, считая, что это его работа — добиваться от актеров хорошей игры, а они не должны никому доказывать, что неплохи. Он сам выезжает искать локации. Он фанатично любит кино вообще, но ненавидит «зрительское» и «жанровое».

Мальчишник в Вегасе - Для тех эпизодов, где Стю не хватает зуба, актёру Эду Хелмсу не пришлось ничего маскировать. Дело в том, что «взрослые» резцы у него так и не выросли. Так что оставалось только снять искусственный зуб на время съёмок соответствующих сцен.

«Антология города-призрака»

«Антология города-призрака»

Как же все это понимать — призраков, свист ветра и зависшую в финале между небом и землей девушку в одеяле (есть тут и такой персонаж)?

Сам Коте не приветствует трактовку своего фильма как прямую метафору чего-либо, настаивая на том, что эта история о призраках передает общую атмосферу жизни его родного Квебека, франкоговорящей провинции, окруженной морем английского языка. Хотя он не против того, чтобы зритель считал ее хоррором (с оговорками), рассказом о страхе перед Другим или перед переменами. Все это, по его словам, очень близко самоощущению квебекца, чувствующего себя меньшинством и потому цепляющегося за традиции, противящегося переменам.

В финале брат и мать погибшего уезжают в столицу провинции, где нет ни ветра, ни зомби. Они обещают вернуться, но все их движения говорят о том, что мертвый город достанется мертвым.

Автор:

Василий Корецкий