«Бог существует, ее имя — Петруния»: Комедия о крещенском купании

Первый за 25 лет македонский фильм в основной берлинском конкурсе выглядит как все хорошее восточноевропейское кино: просто, со вкусом и очень похоже на нашу жизнь.

Есть в Македонии древний обычай — на Крещение, после крестного хода, священник кидает в реку деревянный крест и верующие мужчины бросаются в ледяную воду его ловить, чтобы обеспечить себе удачу в новом году. В 2014-м году в реку бросилась женщина — и поймала крест. Несмотря на ярость ортодоксов, оберегающих неписанную традицию, она даже выступила на телевидение и призвала македонских женщин участвовать в соревновании наравне с мужчинами.

Фильм Теоны Митевской, ветерана и любимицы Берлинале, буквально выращенной фестивалем (тут показывали и награждали ее короткометражный дебют «Вета», а три ее полнометражных работы оказывались в «Панораме»), развивает эту документальную историю художественными средствами, перенеся действие в наши дни, точнее — на 19 января 2018. Именно в этот день 32-летняя безработная Петруния Е. (не замужем, образование высшее, историк, специализировалась на интеграции коммунистический структур власти в демократическое общество, живет с родителями) брела домой с неудачного собеседования. Наглый директор швейной фабрики хватал ее за коленки, обзывал неудачницей, а потом сказал, что даже не стал бы с ней спать. По дороге Петрунию обогнала набитая гопниками легковушка, обдав грязью. Подхваченная толпой на мосту через речку Штип, она оказалась на берегу — и, поддавшись внезапному феминистическому импульсу, бросилась за крестом в реку, прямо в одолженном у подруге платье — и схватила его! Толпа полуголых мужчин была в ярости.

Ученые на Южном полюсе рассказали в своем твиттере о странной традиции: каждый год в феврале, когда начинается полярная зима и ученые оказываются отрезаны от всего мира до ноября (погода портится настолько, что самолеты не могут летать), они устраивают просмотр всех фильмов «Нечто». По сюжету фильма нечто страшное происходит на антарктической базе во время непогоды.

Через час женщину объявили в розыск.

«Бог существует, ее имя — Петруния»

«Бог существует, ее имя — Петруния»

Как и почти любое восточно-европейское кино, «Петруния» очень близка к российскому контексту. Знакомые матерные ругательства. Православие, национализм, культ превратившегося в сказку древнего прошлого («Историк? Наверное, Александром Македонским интересуешься?» — спрашивает Петрунию полицейский инспектор), проблема отцов и детей, мачизм и бытовая дискриминация женщин, наконец. Имеются даже угрозы привлечь героиню по статье за экстремизм!

Но назвать «Петрунию» манифестом феминизма было бы преступным преувеличением. Во-первых, этот фильм — комедия, и смешная (а разве манифесты бывают смешными?), исполнительница главной роли Зорица Нюшева вообще служит в театре комедии в Скопье. Во-вторых, это камерное (героиня почти все время сидит в отделении полиции) кино, в котором проходных, необязательных сцен просто не может быть — иначе зритель просто умрет со скуки. Сцены допросов и увещеваний вернуть трофейный крест напоминают новые румынские драмы: играют не только актеры, но и интерьеры (лучшая находка постановщика — фотообои с изображением флуоресцентно-зеленых джунглей в комнате для дознания). В-третьих, все программные монологи об освобождении женщин разумно отданы второй героине, стреляной телерепортерше Славице (ее играет Лабина Митевска, сестра режиссера и продюсер фильма), снимающей сенсационный сюжет о случае на Штипе; их комический дуэт с оператором, помешанным на футбольных ставках, уместно оттеняет историю женского пробуждения в глухой македонской провинции.

Бюджет фильма "Криминальное чтиве" Квентина Тарантино был так мал, что большинство актеров работало на голом энтузиазме и за чисто символические гонорарары. Так Джон Траволта за свою роль получил 100000 долларов, а Брюс Уиллис вообще работал «за идею».

«Бог существует, ее имя — Петруния»

«Бог существует, ее имя — Петруния»

Много повидавший киноман мог бы упрекнуть «Петрунию» в том, что это простоватое кино. Но о важных вещах и нужно говорить просто, ведь такой разговор обычно приходится вести с обычными людьми, а не с теми, кто может цитировать по памяти Симону де Бовуар (с ними вообще лучше не спорить). И зрительская, народная интонация фильма Митевской, его мелодраматические повороты (судя по имеющимся тут намекам, героиню где-то за кадром ждет настоящее счастье) — ровно то, что нужно для наглядной пропаганды равноправия полов. К тому же, «Петруния» не принимает модной сегодня виктимизации женщины, а наоборот, показывает ее стремительную эволюцию от лузерши в победительницу. Про это — как овца стала волком — тут даже рассказывают сказку! Отдельный бонус — феминитивы, существующие в македонском языке совершенно естественно.

Автор:

Василий Корецкий