«Это экономическое убийство»: Как новый закон повлияет на фестивальное кино

Госдума приняла в третьем чтении поправки к закону о господдержке кино, касающиеся проведения кинофестивалей. В новых условиях выживут не все.

Новые поправки в федеральный закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации», ужесточат процедуру организации показов и оставят без льгот значительную часть существующих фестивалей — всем им придется покупать прокатное удостоверение на все фильмы программы. Исключение сделают только для официально одобренных мероприятий. Лицензирование фестивалей — вторая репрессивная мера Госдумы. КиноПоиск расспросил организаторов независимых фестивалей и ретроспектив, как они планируют работать в новых условиях, — и возможно ли это вообще.

Пресс-служба сети кинотеатров «КАРО»:

— Новый законопроект не создает системы для работы и развития, более того, игнорирует все замечания, высказанные представителями индустрии на встрече в Государственной Думе <...> В текущей редакции он лишает зрителей большей части ретроспективных показов, фестивалей без жюри, а также специальных событий, поскольку получить прокатное удостоверение, согласно существующей на сегодня процедуре, правообладателям таких фильмов становится технически невозможно.«Любовь» режиссера Гаспара Ноэ, фильм не получил прокатного удостоверения в России

«Любовь» режиссера Гаспара Ноэ, фильм не получил прокатного удостоверения в России

Кроме того, помимо получения прокатного удостоверения, необходимо, чтобы сам фестиваль получил утверждение в Министерстве культуры.

Известно, что даже дистрибуторы, представляющие крупные студии, имеют сложности с получением прокатных удостоверений по срокам и техническим требованиям из-за несогласованной внутриведомственной работы. Прокатное удостоверение неоднократно становилось рычагом давления на бизнес. Поэтому мы считаем, что в данной редакции законопроект не должен быть одобрен на самом высоком уровне, и готовим предложения по приведению его в соответствие с критериями разумности и обоснованности.

Ирландцы являются самыми преданными поклонниками кино. Среднестатистический житель Ирландии ходит в кинотеатр 4,2 раза в год. В то время как средний житель Евросоюза посещает кино 1,9 раз в год.

Кирилл Сорокин, директор фестиваля Beat Film:

— Поправки просто идут вразрез с мировым представлением о том, что вообще такое кинофестиваль, и направлен против интересов зрителя. Конечно, люди начнут придумывать способы обойти ограничения, например, проводить липовые конкурсы с липовым жюри.

Мы и без того работаем в убыток и вынуждены делать то, чего не делают в других странах. Если нужно будет предпринимать еще ряд шагов, обходить новые препоны, организация фестиваля окончательно примет кафкианскую абсурдную форму.«Борат» режиссера Ларри Чарльза, фильм не получил прокатного удостоверения в России

«Борат» режиссера Ларри Чарльза, фильм не получил прокатного удостоверения в России

Алексей Бажин, основатель компании «Иноекино»:

— Поправки регламентируют понятие кинофестиваля, и теперь мало кто под него попадет. Мы, например, не попадаем и не можем, например, один день в марте показать «Завтрак у Тиффани» в московском кинотеатре без прокатного удостоверения. И таких непродуманных вещей в законе множество.

У нас запланировано 25 событий в этом году, в нескольких городах. Некоторые события состоят из показа одного-трех фильмов. Какое жюри и конкурс могут быть в этом случае? Еще абсурд — фестиваль не может длиться больше десяти дней.

Во всем мире государствам не приходит в голову решать, что есть фестиваль. У нас же захотели оставить фактически только те фестивали, к которым государство причастно непосредственно, начиная от ММКФ. Независимые фестивали слишком долго были «серой зоной» для государства. Мало ли что там показывают — а вдруг фильмы об ЛГБТ?! Теперь они не пройдут через сито новых законов.

Это экономическое убийство — получение прокатного удостоверения на один показ бессмысленно. Не поручусь, сколько здесь прямой политической цензуры, а сколько неумелого экономического регулирования. Постоянно делаются попытки зачистить прокат от иностранного кино в пользу лоббируемых отечественных фильмов. То же будет и с фестивалями, где устранят рыночную конкуренцию и оставят только «своих».«Завтрак у Тиффани»

«Завтрак у Тиффани»

Знак Голливуда был создан в 1923 году, но совсем не как обозначение всемирной фабрики грёз. Это была просто реклама новых жилых кварталов Лос-Анджелеса, а надпись была длиннее: HOLLYWOODLAND. Предполагалось, что знак простоит около полутора лет, однако благодаря бурному развитию киноиндустрии в Голливуде его решили оставить.

Виталий Манский, режиссер, директор фестиваля «Артдокфест»:

— Казалось бы, закон формально разрешающий, но на самом деле — запрещающий. Вот мы, конкурсный фестиваль с новыми картинами, идущий десять дней — казалось бы, можно облегченно вздохнуть. Но все понимают, что для нас борьба не закончится. Закон прописан так, чтобы министерство имело все инструменты давления на независимые культурные институции. Это касается того, что прописано и не прописано в законе.

Например, к «Артдокфесту» предъявляли претензии не только из-за показа российских фильмов без прокатного удостоверения, но за отсутствие документов с таможни, свидетельствующих о ввозе нами фильмов иностранных. При этом Таможенный комитет уже лет десять назад отменил требование о растаможивании фильмов, ведь их давно не пересылают на физических носителях, а просто скачивают с серверов. Эти самые таможенные документы — другой рабочий инструмент давления на независимых прокатчиков. Подали в суд ведь не только на нас, но и на кинотеатр «Пионер» — когда Фанни Ардан привезла фильм в своем багаже фильм «Диван Сталина». Так им отомстили за показ комедии «Смерть Сталина».Виталий Манский, режиссер, директор фестиваля «Артдокфест»

Виталий Манский, режиссер, директор фестиваля «Артдокфест»

Министерство хочет лицензировать фестивальную деятельность, то есть определить, какие фестивали являются ими. Очевидно, лишь те, кто получает государственную поддержку. Скорее всего, «Артдокфест» не попадет в список Минкульта — тем более, он обвинен чуть ли не в антигосударственной деятельности.

Мэри Назари, генеральный директор сети кинотеатров «Пионер»:«Номер 44» режиссера Даниэля Эспиноса, фильм не получил прокатного удостоверения в России

«Номер 44» режиссера Даниэля Эспиноса, фильм не получил прокатного удостоверения в России

— Мы вместе с юристами внимательно изучили поправки в закон и должны отметить, что ряд устаревших положений, к счастью, оттуда убран — в частности требование отметки о ввозе фильма из-за границы, потому что уже давно все фильмы на цифровых носителях передаются онлайн.

Мы также не нашли требования, разрешающего фестивальный показ только фильмов не старше года, которое сделало бы невозможным организацию ретроспектив великих режиссеров прошлого.

Но вот требование о включении в перечень кинофестивалей, общая продолжительность которых составляет не более 10 дней, представляется странным, потому что большинство мировых фестивалей могут продолжаться и 11, и 14 дней, и вообще продолжительность фестиваля определяется программой, которую составляют кураторы. Равно как и количество показов одного фильма — удивительно определять это законом, ведь это исключительная компетенция организаторов. И это тоже широкая международная практика — когда сами организаторы фестиваля делают дополнительные сеансы фильмов, вызвавших наибольший зрительский интерес.

Знаменитый бульвар Капуцинов в Париже, где были показаны первые фильмы, оказывается, называется «бульвар Капуцинок».

Надежда Котова, генеральный директор Арт-объединения CoolConnections:«По традиции» в рамках программы кино арабского востока

«По традиции» в рамках программы кино арабского востока

— При организации национальных фестивалей и ретроспектив в подавляющем большинстве случаев не получается никакая господдержка. Подобные фестивали организуются компаниями-энтузиастами при поддержке культурных центров и посольств. Мы не получаем финансирование ни от Министерства культуры, ни от какого-либо другого государственного органа. Поэтому вопрос о попадании в перечень кинофестивалей, утверждаемых Минкультом, для нас вообще очень странная инициатива.

Если фестиваль не попадает в перечень — тогда необходимо получение прокатного удостоверения на каждый фильм фестиваля. Но регламента получения прокатного удостоверения для фестивального показа в принципе не существует.

Самые ожидаемые картины зачастую подтверждаются для показа за неделю до фестиваля. Перечень документов, которые необходимы для получения прокатного удостоверения, и сроки его получения — это приговор в случае фестивального показа.

Максим Павлов, куратор программы «Кино в Третьяковке»Кадр из фильма Жоржа Мельесе Nuit de carnaval (1922)

Кадр из фильма Жоржа Мельесе Nuit de carnaval (1922)

— Единственная возможность ретроспективных программ останется у фестивалей, которые войдут в список Министерства культуры. Для всяческих культурных и образовательных учреждений, включая Третьяковскую галерею, останутся лишь отечественные фильмы в общественном достоянии — снятые до 1947 года. Это так называемая «поправка Солоницына». Для всех остальных фильмов придется покупать прокатные удостоверения. Это очень дорого, и дорога сопутствующая процедура — снятие копии, сдача в Госфильмофонд монтажных листов и прочее. Вряд ли существующие компании переориентируются на это, также сомнительно, что возникнут новые структуры, готовые этим заниматься. Нельзя заставить прокатчиков за их деньги любить Антониони или Мельеса и скупать пакеты их фильмов за огромные деньги. Таким образом, доступ граждан России к мировому кинонаследию исчезнет, синематечная деятельность прекратится.

«Клип» режиссера Майи Милош, фильм не получил прокатного удостоверения в России

«Клип» режиссера Майи Милош, фильм не получил прокатного удостоверения в России

Требование прокатного удостоверения для однократного показа старого фильма — абсурд. Целью проката должно быть получение прибыли, а показ старых фильмов никакой прибыли не приносит, даже наоборот. Я еще могу допустить, что показы Кубрика, Бергмана и Феллини способны принести доход, но никогда не поверю, что кто-то заработает на Одзу, Дрейере или Мельесе.

Эмили Блант и Джон Красински, сыгравшие семейную пару в фильме «Тихое место», женаты в реальной жизни.

Кстати, конкретный пример: сейчас идет год культурного обмена между Россией и Японией, открытый Путиным и Синдзо Абэ. В официальной программе фестиваля ретроспектива фильмов Одзу под эгидой Третьяковской галереи. Фильмов больше тридцати. Какой смысл показывать их за десять дней?

Непонятно, что будет с показами кино в профессиональных вузах — это ведь тоже публичный просмотр. И уж совершенно странно, что нужно получать разрешение на показ иностранных фильмов, находящихся в общественном пользовании. Это, извините, почти как разрешение от министерства на поход в общественный туалет.