Сериал «Скользкий путь»: Хью Лори как последний министр

«Забудьте вы уже про Брекзит! Брекзит остался в прошлом», — сообщает радиослушателям популярный политик Питер Лоуренс (Хью Лори ), еженедельно выходящий на прямую связь с народом в своем персональном ток-шоу. Он принадлежит к правящей партии тори и называет себя «расслабленным консерватором», а позже — либертарианцем. Еще он, конечно, популист, при каждом удобном случае напоминающий о том, что сам вышел из рабочего класса, а значит, понимает нужды простых британцев, как никто. Политическое кредо Лоуренса, которое он распространяет и на свою личную жизнь, — свобода (что конкретно он под ней понимает, станет понятно по ходу действия), а также движение вперед. Он призывает не зацикливаться на бесконечном анализе ошибок и достижений прошлого. «Великую Британию надо определить заново, — говорит он своей любовнице Мэделин (Сидсе Бабетт Кнудсен ). — Она не может строиться только на ностальгии, Дюнкерке, белых скалах Дувра и Уинстоне (Черчилле — Прим. авт.)».
Сериал начинается с того, что Лоуренс выигрывает тяжбу с журналисткой Чармейн Пеппер (Сара Грин ), которая обвинила политика в коррупции и конфликте интересов. На процессе ей пришлось признать, что ее утверждения не подкреплены доказательствами. В итоге Пеппер объявили виновной в клевете, ее газета влетела на штраф в полтора миллиона фунтов, а саму журналистку с позором уволили. Лоуренс же удостаивается за свою несгибаемость похвалы госпожи премьер-министра (Хелен Маккрори ) и перспектив более интересной позиции в правительстве. Он очень надеется на портфель министра иностранных дел, но отправляется в министерство юстиции, что воспринимает как плевок в лицо.

Первоначальное название знаменитого ТВ-шоу «Друзья» — «Бессонное кафе».

Тем не менее на новой должности наш герой разворачивает бурную деятельность, продвигая передовые идеи о реформировании пенитенциарной системы. Лоуренс считает, что пора перестать сажать в тюрьмы так много людей (Британия лидирует в Европе по этому показателю). Старые сотрудники министерства вставляют ему палки в колеса, а премьер-министр настаивает, что «запирать людей» — это одна из главных британских скреп, отказаться от которой невозможно ни по идеологическим, ни по практическим причинам. Но тюремная реформа для Питера — вопрос личной заинтересованности: накануне назначения герой узнает, что у него, оказывается, есть внебрачная дочь (мулатка) и она мотает срок.
Хелен Маккрори
Многие заявления Лоуренса (кроме его идеи тюремной реформы, конечно) напоминают и недавнюю речь, с которой выступил на виртуальной конференции консервативной партии премьер-министр Борис Джонсон, и высказывания лидера партии Brexit Найджела Фаража. Однако сценарист «Скользкого пути» Дэвид Хэа (дважды оскаровский номинант за сценарии к «Часам» и «Чтецу» ) настаивает на том, что герой не имеет прототипов среди реальных политиков. По его словам, действие сериала разворачивается в параллельном мире, и искать в нем аналогии с сегодняшней реальностью бесполезно. Это, конечно, лукавство, но авторов «Скользкого пути» действительно интересуют вопросы скорее философского толка, чем злободневность. «Я хотел показать, что происходит, когда идеалы свободы и личной ответственности ставятся выше всех остальных добродетелей, — говорит Хэа. — Меня также интересовал эффект от убежденности в том, что каждый из нас лично несет ответственность за свою судьбу и прогресс в собственной жизни». Кроме того, его, убежденного либерала, в смутные ковидные времена вдруг неожиданно для себя затосковавшего по сильной руке вроде Тэтчер, занимала сама природа политического консерватизма.
Тема диктует стилистику, и «Скользкий путь» устроен очень традиционно, чтобы не сказать консервативно. Государственные секреты здесь выбалтывают в постели, карьеры рушатся по причине личной неприязни, а противников устраняют по старинке, напоив и сбив машиной на темной безлюдной улице. Даже диктофон у отважной журналистки пленочный!
Хью Лори
Нет, конечно, тут есть и компрометирующие имейлы, и соцсети, способные за считанные часы любого превратить в национального героя или предателя, и характерные для современной политики элементы публичного шоу. Лоуренса постоянно осаждают фанаты, требующие совместных селфи. Иногда в сценарии слышатся отголоски относительно новых трендов. Так, уволенная Чармейн Пеппер возвращается на свое рабочее место в редакции, намекнув главреду, что подаст жалобу на комментарии по поводу длины ее юбок, а взлом банковских счетов, который совершила дочь Лоуренса (Шалом Брюн-Фрэнклин ), сама она объясняет «гневом черной женщины» (выражение, которое уже стало буквально идиомой, тиражируемой в англоязычной публицистике, посвященной расовым проблемам).

Жанна Луиза Кальман считается самой старой актрисой, когда-либо участвовавшей в съемках фильма. Она появилась в картине «Винсент и я» в возрасте 114-ти лет и прожила еще 8 после этого события.

Но на этих моментах Хэа особо не фиксируется — его в первую очередь интересуют люди, а не хештеги. Истины и этические максимы, которые транслируют авторы, проверены столетиями: всякая власть развращает; «все врут» (как тут не вспомнить самую знаменитую сериальную роль Хью Лори — доктора Хауса); государственной машиной на самом деле управляют невидимые, но могущественные представители большого и грязного, вроде торговли оружием, бизнеса.
Режиссер Майкл Кейллор (работавший на таких сериалах, как «По долгу службы» , «Мистер Селфридж» и «Страйк» ) и оператор Войцех Шепель очень любят кадры с ракурсом сверху, когда персонажи кажутся фигурками на шахматной доске. Но в «Скользком пути» нет той мизантропии, которая отличала, скажем, «Карточный домик» . В отличие от Фрэнка Андервуда, его персонажи не психопаты. Да, это люди с подвижными нравственными ориентирами, которые свои карьерные интересы ставят куда выше народного блага, но их мотивации понятны, цинизм не всеобъемлющ, а прегрешения лежат все-таки в пределах уголовного кодекса и не отличаются библейско-шекспировским размахом.
Питер Лоуренс, явно задуманный антигероем, едва ли не самый здравомыслящий персонаж, со многими рассуждениями и взглядами которого тянет согласиться; ему даже начинаешь сочувствовать. Разумеется, Лоуренс совсем не прост: Лори играет человека, который под внешне спокойным и уверенным фасадом прячет гораздо больше того, что можно раскрыть за четыре часовых эпизода. «Скользкий путь» — редкий случай сериала, финал которого не закрывает тему, а только подогревает интерес к ней.

В фильме «Люди в черном» на роль суперагента в исполнении Уилла Смита первоначально приглашали Криса О’Доннела, но он отказался.

Сериал эксклюзивно доступен для просмотра на КиноПоиск HD по подписке Плюс.